Придется мобилизовать большое количество населения!

Придется мобилизовать большое количество населения!

Министр обороны Германии заявил, что ожидает войны с Россией в ближайшие пять-восемь лет. Для подготовки к конфликту он хочет возродить воинскую повинность и брать в армию людей без паспорта ФРГ

«Мы слышим угрозы из Кремля почти каждый день — последний раз в адрес наших друзей в странах Балтии. Поэтому мы должны принять во внимание, что Владимир Путин однажды нападет на страны НАТО. Наши эксперты ожидают, что это станет возможным в течение пяти-восьми лет»,
— сказал глава Минобороны ФРГ Борис Писториус в интервью газете Tagesspiegel.

Его ведомство намерено принять меры для подготовки к конфликту. В апреле там представят предложения по возвращению службы по призыву в стране (срочная служба там отменена в 2011 году). Также Писториус хочет открыть набор в бундесвер для рекрутов без немецкого паспорта. «Мы не первая армия в Европе, которая сделает это», — сказал он.

Писториус также рассказал о планах повысить эффективность ВПК Германии и заявил, что страна достигла пределов в предоставлении помощи Украине. «Мы не можем пойти ва-банк, как того требуют некоторые. В противном случае мы сами станем беззащитны», — сказал министр, обратившись к партнерам по ЕС с просьбой увеличить поддержку ВСУ.

Глава военного комитета НАТО заявил, что власти стран — членов блока и их население должны быть готовы к полномасштабной войне с Россией в ближайшие два десятилетия. Москва заявляла, что не хочет новой войны в Европе

Власти стран — членов НАТО и их гражданское население должны быть готовы к полномасштабной войне с Россией в ближайшие 20 лет, заявил глава военного комитета НАТО, адмирал Роб Бауэр.

По его словам, в случае начала войны придется мобилизовать большое количество населения, поэтому члены НАТО должны быть готовы.

«Мы должны понимать, что мы сейчас находимся в мире, не является само собой разумеющимся.

И именно поэтому мы должны подготовиться к конфликту с Россией <…>

Нужно иметь систему, позволяющую мобилизовать много людей, если дело дойдет до войны независимо от того, произойдет она или нет», — сказал Бауэр.

Он подчеркнул, что помимо подготовки к мобилизации странам военного блока необходимо наладить производство оружия и боеприпасов, чтобы выпускать их «достаточно быстро и иметь возможность продолжать конфликт».

Об угрозе для стран Североатлантического альянса со стороны России в начале декабря заявил президент США Джо Байден в обращении, посвященном его запросу к конгрессу о дополнительном финансировании в области национальной безопасности.

«Если Путин возьмет Украину, он не остановится там.

Важно посмотреть в долгосрочной перспективе. <…>

Путин нападет на союзников [США по] НАТО, если он продолжит продвигаться, он атакует союзников НАТО», — сказал тогда американский президент.

Президент Владимир Путин назвал слова Байдена чушью.

«Я думаю, что и президент Байден это понимает.

Это просто фигура речи, для того чтобы обосновать свою ошибочную политику на российском направлении», — сказал он.

По словам Путина, у России нет «никаких резонов, никакого интереса» воевать с НАТО.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отмечал, что это именно Запад сегодня угрожает России. Глава российского МИДа Сергей Лавров говорил, что Запад ведет против России войну «руками» Украины.

«Если НАТО, по сути дела, вступает в войну с Россией через прокси и вооружает этого прокси, то на войне как на войне», — указывал он.

Президент Владимир Путин также говорил о «гибридной войне» против России. «Долгое время у наших границ внешними силами реализовывался проект создания из Украины «Анти-России».

Ее накачивали оружием восемь лет, потакали в насаждении неонацистской идеологии. Все это — чтобы поставить под удар безопасность России, сейчас против нас ведется, по сути, гибридная война», — заявил он в июле.

Североатлантический альянс готовится начать самые крупные в своей истории учения по сдерживанию России. Сообщается, что НАТО собирается мобилизовать для этого 90 тысяч солдат.

Крупнейшие за всю историю НАТО учения по сдерживанию России стартуют 22 января.

Они будут носить название Steadfast Defender 2024.

Немецкое агентство DPA сообщает из кулуаров встречи высших военных представителей альянса в Брюсселе, что на них альянс мобилизует 90 тысяч солдат.

Манёвры пройдут в Европе.

Отметим, ранее немецкий таблоид Bild заявил о планах России по нанесению удара по странам Восточной Европы.

Позднее в Министерстве обороны Германии заявили, что авторы материала перепутали документы разведки с планами проведения учений.

В сценарии, представленном Bild, возможные действия России и Запада описываются месяц за месяцем.

Кульминацией издание называет размещение сотен тысяч солдат НАТО и «неминуемое начало войны» летом 2025 года. Bild отмечает при этом, что в своём материале приводит неполные данные о численности и передвижениях войск НАТО из соображений безопасности.

Согласно документу, в июле 2024 года, после успешного наступления на Украине, Россия начнёт «сначала скрытую, а затем и открытую» атаку на Запад. Она будет включать кибератаки и «другие формы гибридной войны», главным образом в странах Балтии, утверждает Bild.

Затем, как утверждается в документе, Россия начнёт масштабные учения с Белоруссией. Ситуация может обостриться в октябре, если Россия перебросит войска и ракеты средней дальности в Калининград.

В октябре 2024 года Россия попробует перебросить войска в Калининград, чтобы устроить пограничный конфликт в районе Сувалкского коридора.

Пока США в течение нескольких недель после выборов останутся без президента, Россия при поддержке Белоруссии захватит часть территории одного из прибалтийских государств. В мае 2025 года НАТО примет решение о мерах сдерживания и перебросит на восточный фланг 300 тысяч военных. Представитель Минобороны ФРГ отказался комментировать сценарий обороны альянса.

МНЕНИЯ:

Европа. Смешно.
Укров с детства готовили, внушали что Россия виновата в том что они плохо живут. И в этом плане из них вылепили людей ненавидящих Россию.
Хотя их обирали собственные олигархи и американские фирмы скупившие всё на Украине. ( мы это хорошо видим, с нами проделали то же в 90е годы )
А кто из простых трудящихся в Европе пойдёт воевать за интересы США.
За свои марионеточные правительства, работающие фактически на США.
Кто как не они, марионетки в правительствах, развалили экономику Европы.
И простые люди это понимают, молчат, боятся ответственности.
Так что Европа, в случае войны, проиграет гораздо быстрее Украины.
Хвалёная техника Европы просто хлам. А с передовыми образцами нужно уметь работать. В тех же США. Призывников не могут найти. Или с излишним весом или знаний не хватает для работы с современным оружием.
Тем более у России есть последний аргумент. Для всех.
После чего, Европы точно не будет, а америка переберётся в свои пустыни ( ну да в те которые сейчас пустуют за ненадобностью, те кто останется )
Так что Европе, было сказано уже не раз, нужно подумать о контрибуции для России. И будут жить, может чуть хуже чем раньше.
Им нужно помнить.
Они много кого обидели, многих поубивали в разных странах.
На театре военных действий Европы против России, будут бойцы и из этих стран.
Европа с Америкой достали уже весь мир.
С испокон веков сама мысль о существовании русских земель не давала европе жить спокойно. А в нынешней обстановке и подавно. Иногда создаётся впечатление, что они и во сне своём воюют с нами. И нет, и не было, и не будет на белом свете вояки, сильнее российского солдата. Сила которого в правде. Сила которого в вере. Сила которого в убеждении, что мы всегда были и будем воинами освободителями.

Мобилизация: как ее придумали, зачем она нужна и когда закончится

Индустриальная эпоха сделала мобилизацию нормой, но что мы знаем о ней и ее роли в истории России? В чем реальные корни ее необходимости, а где границы? Бывали ли у нас частичные мобилизации раньше? Чем они заканчивались? И чего, наконец, стоит ждать от нее в наши дни и в нашей стране?

«На войну» (1888 год). Картина художника Савицкого изображает момент, когда мобилизованного на русско-турецкую войну уводят от членов семьи / ©Wikimedia Commons

В России 21 сентября 2022 года объявили частичную мобилизацию. Это само по себе было удивительной новостью, потому что вообще-то раньше в нашей стране (и других советских республиках) частичную мобилизацию проводили безо всяких объявлений или законных актов («явочным порядком», а попросту говоря, не вполне законно). В такие моменты большинство граждан были даже не в курсе, что проходит частичная мобилизация. От неожиданного столкновения со словом «мобилизация» в общественном мнении произошел серьезный разброс в оценках происходящего.

Кто-то счел, что это только первая волна, а дальше мобилизация станет перманентной (да, есть и такой военный термин). Иные, напротив, считают, что благодаря мобилизации 0,3 миллиона человек стоит ожидать скорого окончания спецоперации на Украине. Все эти и многие другие заблуждения проистекают из того, что мы редко задумываемся: что такое мобилизация? Как и зачем она появилась и когда должна заканчиваться? Если же это сделать, происходящее сегодня может стать яснее.

Мобилизация: корни железного дерева

Обычно, говоря об истории мобилизации, вспоминают еще Древнюю Грецию или даже военнообязанных из Законов Хаммурапи (XVIII век до нашей эры) Это некорректно: вплоть до Нового времени мобилизации в современном смысле слова не было, а было ополчение — сбор граждан, вооружавшихся в основном за свой счет. Там, где вооружало государство (легионы с реформы Мария), служба в норме была уже контрактной, а не призывной.

Коренное отличие процесса сбора традиционного ополчения от мобилизации — последнюю полностью организует государство. Оно выбирает, хочет призывать вот этого гражданина или нет, а гражданин, даже при остром желании, не может попасть в ряды мобилизованных (разве что параллельно открыт и набор добровольцев).

Государство и вооружает мобилизованного, и решает, нужно ли ему дообучение, снабжает его, может ограничивать его свободу переписки с родственниками и друзьями и так далее. Кроме того, в отличие от ополчений, мобилизация того или иного гражданина может продлеваться государством по его, государства, усмотрению (в случае достаточно длительных войн). Ничего этого в полном виде в ополчениях прошлого не было.

Не стоит путать ее и с рекрутской повинностью, где организация призыва была возложена на само общество (и крестьяне, и дворяне, обязанные царю военной службой поголовно и пожизненно, являлись в армию сами).

От обычного, регулярного призыва мобилизация отличается тем, что проводится в экстренных обстоятельствах, а не в рамках обычных призывных кампаний, и задействуется в ней больше людей, чем обычно.

Из изложенного выше очевидно: явление мобилизации могло возникнуть в современном виде только в высокоорганизованном государстве. Уже в XIX веке вооружение мобилизованных требовало десятки видов оружия и боеприпасов, которые нужно было годами хранить на складах в больших количествах. Все это было возможно только при масштабном и очень непростом планировании.

Зачем государству вообще переходить от системы, когда ополчение собирается с минимумом его участия, к сложной системе военных комиссариатов, отбора и классификации мобилизуемых и так далее?

Причина проста: традиционные системы плохо годятся для больших и сложных армий. «Призывники» Хаммурапи были универсальны. Но артиллерист часто не сможет эффективно воевать в роли танкиста, а сапер — морским пехотинцем. Если же набрать в армию постоянных солдат, то можно, конечно, дать каждому узкую боевую специальность. Но после их потери в бою заменить специалистов новыми в разумные сроки уже не получится.

Основы современной мобилизационной системы возникли во Франции после революции (levée en masse). Произошло это потому, что постреволюционное общество изгоняло или репрессировало офицеров «старого режима», поэтому защита от иностранных вторжений первое время не удавалась.

Однако регулярные армии европейских монархий имели слабое место: как правило, были невелики — десятки, редко сотни тысяч человек. Слабо умея воевать (поначалу), Республика пыталась превзойти противника количеством своих солдат — и преуспела. Уже при Наполеоне, только в 1800-1813 году французское государство мобилизовало 2,6 миллиона человек. Были созданы учебные команды по подготовке свежепризванных, отработана система быстрого развертывания частей из них.

Мобилизация, конечно, не стала непобедимым чудо-оружием. Во-первых, противники Наполеона быстро начали копировать его систему (пусть и с заметными изменениями, как у «народного ополчения» в России). Во-вторых, если большая масса солдат терялась в короткие сроки — как во время избиения французской Великой армии в конце Отечественной войны 1812 года, то даже массовая мобилизация не могла заменить их достаточно быстро.

В особенности это касалось сложных и дорогих в обучении и оснащении кавалерийских и артиллерийских частей, которые Бонапарту после 1812 года так и не удалось восстановить. Ведь призванных надо было учить, а кадры, которые могли бы этим заняться, в огромной степени остались на обочинах русских дорог. Поэтому хотя Наполеон и смог привести под Лейпциг куда больше, чем под Бородино, качество свежемобилизованных французских частей не позволило ему переломить ход истории.

Надо понимать, что при Наполеоне мобилизация была более или менее перманентной: мобилизованные пополняли уже и без того большую и почти постоянно воевавшую армию.

Современную мобилизационную систему для перехода от небольшой армии мирного времени к большой армии военного времени отработали уже после Наполеона, в Пруссии. Она включала рассылку предписаний о мобилизации нужным возрастам и прибытие их в армию, где из них развертывали новые части. В итоге дюжина дивизий мирного времени с наступлением войны превращалась в 30-40 дивизий военного времени.

Такая разовая всеобщая мобилизация в 1870 году позволила немцам быстро развернуть крупную армию. Затем они разгромили сравнимые с ними по численности французские силы (те тоже комплектовались мобилизационно), и, казалось бы, выиграли франко-прусскую войну.

Правда, после разгрома своей армии французы быстро начали то, что потом сами же назвали «перманентной мобилизацией», то есть продолжили собирать примерно по бригаде в сутки из тех, кто служил срочную службу в прошлые годы.

Однако и тут повторилась история 1812-1823 годов: потеряв хорошо обученное ядро армии мирного времени, наскоро сколоченные из мобилизованных новые части не смогли переломить ход войны. Солдаты и офицеры, еще месяц назад не знавшие, как зовут товарища, оказались не ровней слаженной месяцами совместной службы немецкой армии.

XX век: звездный час мобилизаций

В прошлом столетии мобилизация стала синонимом слова «война». Лучше всего это сформулировал маршал Шапошников: «Мобилизация является не только признаком войны, но и самой войной. Приказ правительства об объявлении мобилизации есть фактическое объявление войны. Мы считаем целесообразным видом мобилизации только общую, как напряжение всех сил и средств, необходимых для достижения победы [выделено NS]».

Частичная мобилизация хотя и предусматривалась планами — и ее даже пробовала Российская Империя в ряде ситуаций — оказалась ограниченно эффективной. Противник всегда пытался опередить частично мобилизующуюся страну, отвечая на нее всеобщей мобилизацией, дававшей куда больше солдат.

Крупные войны прошлого века сочетали два вида мобилизаций: всеобщую в начале боевых действий и перманентную на протяжении самих боевых действий. Например, Германия за Вторую мировую в тех или иных формах мобилизовала 17 миллионов человек, хотя вступала в войну с в несколько раз меньшей армией. СССР вступил в войну, имея в Красной армии 5,5 миллиона, тут же призвал еще столько же, но на протяжении остальной войны допризвал еще 23 миллиона.

Тут же выяснился и важнейший ограничитель перманентной мобилизации: промышленность. Советская промышленность выпустила в разы больше танков и арторудий, чем немецкая, поэтому СССР смог мобилизовать вдвое больше людей, чем Германия. Хотя та имела более 20 миллионов потенциального призывного контингента, а ее союзники — еще десяток миллионов, мобилизовать всех людей не удалось. Для них просто-напросто не хватало оружия.

После Второй мировой войны всеобщие мобилизации надолго исчезли из жизни крупных ядерных государств. Причиной, собственно, и было ядерное оружие: военные и политики всех стран стали опасаться втягиваться в конфликты с другими большими странами. Это привело бы к атомной войне. А она сложнопредсказуема, что смущало руководителей и США, и СССР.

Частичная мобилизация, впрочем, в СССР все же один раз случилась и после войны. В 1979 году, традиционно не желая ослаблять свои группировки, предназначенные для обороны от НАТО, Генштаб запустил скрытную мобилизацию (под видом сбора приписного состава) мотострелковых дивизий для 40-й армии, которая входила в Афганистан. Никаких законов об этом никто не принимал, все, как это бывало в СССР не раз, делалось волевым решением партии и правительства.

Хотя само развертывание вполне удалось, качество дивизий, полученных таким образом, было невысоким: множество их командиров не служили в армии офицерами до того («пиджаки»), отчего первое время своими подчиненными в нижнем звене практически не управляли.

Исключение оставалось исключением: для войны крупного ядерного государства с неядерным мобилизация в общем случае была не нужна.

XXI век: неожиданное возрождение мобилизаций в крупных странах

Ситуация неожиданно изменилась в 2014 году. Отойдя от решения Януковича об отказе от призыва, постмайданная Украина начала мобилизацию резервистов, поскольку имевшейся армии для боев на Донбассе ей не хватало в силу ее ограниченной боеспособности. Тем более что Донбасс явочным порядком частичную мобилизацию провел.

В 2015 году — и вот это уже трудно назвать неожиданным — в России появился указ президента «О создании мобилизационного людского резерва Вооруженных сил Российской Федерации». Начинался он, если не вдумываться, архистранно: объявлением о создании мобрезерва «на период проведения эксперимента по внедрению новой системы подготовки и накопления мобилизационных людских ресурсов». Второй пункт указа непубличен, официальных сведений о его содержании нет. С 2016 года резервисты, как утверждает Минобороны, экспериментально принимали участие в учениях.

А в 2021 году — до специальной военной операции — появилось еще одно новшество. «Боевой армейский резерв страны — БАРС», или «часть граждан, пребывающих в запасе, которая содержится в наиболее подготовленном состоянии» для быстрой мобилизации. Туда включали по несколько десятков тысяч резервистов на округ, причем привлекали их на сборы по контрактам, с денежными выплатами (при пересчете на сутки не такими уж и малыми).

Несложно посчитать: 300 тысяч мобилизованных по указу от 21 сентября 2022 года численно весьма близки к БАРСу. Очевидно, если бы систему довели до ума вовремя (а не начали развертывать в нужных масштабах только в 2021 году), частичная мобилизация была бы куда более простой и организованной, чем мы это видим сегодня.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *